Пожалуй, история Гражданской войны в России является весьма поучительной страницей скрижалей народной памяти. Эти события напоминают нам о том, чего нельзя допускать ни в коем случае, ибо данная категория войн – самая бессмысленная, жестокая и кровопролитная.

Один из наиболее интересных и важных вопросов: «Отчего проиграло белое движение?» 

Как ни странно, но сложившееся исторически разделение на «красных», «белых» и «зеленых» в годы войны практически отсутствовало. С чем это связано? В период, когда происходит страшный разлад, человеку сложно однозначно примкнуть к какой-либо из сторон. На одного «идейного» последователя монархии или революции найдется сто человек «выжидающих». И это нормально, так как такое положение существовало во все времена и при любой власти. Легко меняли сторону конфликта не только одиночки, но даже целые военные части! Причем многие переходили туда-сюда по нескольку раз в течение войны. Миф о «красном терроре» .Во многих современных источниках одной из наиболее весомых причин поражения «беляков» считается «всепоглощающий красный террор», который якобы «бросил к их ногам испуганную страну». Увы, террор был. Вот только практиковали его все стороны конфликта, и не стоит искать среди них «правильных» и «неправильных». В условиях, когда гражданское общество рухнуло, когда имеется критический уровень напряженности, людям уже нечего терять, а потому они легко идут на самые крайние меры. Кроме того, не стоит считать, что вся территория бывшей Российской империи в одночасье превратилась в пылающее горнило революции: изначально красные и белые представляли собой небольшие островки, окруженные целыми морями абсолютно инертной крестьянской массы. Смешно сказать, но и красные, и белые (не говоря уже о «мутных зеленых») практиковали массовую вербовку сторонников за рубежом. Более того, прославленное «царское офицерство» порой вообще не хотело воевать. Известны случаи, когда офицеры становились официантами в ресторанах Киева, причем работали при всех наградах. Так больше подавали. Для чего мы все это говорим? Все просто. Чтобы вы понимали, какой страшный разброд царил в первые месяцы и даже годы войны. На первых порах Гражданской войны —Не было «подавляющего превосходства» в живой силе у белых, не отмечалось этого и у красных. Большая часть населения просто желала спокойно жить, быстро меняя «окрас» в соответствии с политическими реалиями.

Так что подкосило белое движение»? Причины поражения его кроются сразу в нескольких деталях. Что нужно армии? Любой из сторон, грубо говоря, нужны были две вещи: живая сила (то есть призывники) и хлеб. Все остальное приложится. Оба ресурса можно было взять только на селе, только у многострадального крестьянства, которое уже не желало давать ничего и никому. Отсюда – практика террора, к которой прибегали обе стороны, как до них этим же инструментом пользовалось Временное правительство Керенского. Следствием были постоянные крестьянские волнения, которые опять-таки подавлялись всеми сторонами Гражданской войны, причем самыми жестокими методами.  А потому «страшный красный террор» чем-то выдающимся не был. Во всяком случае, он никак не выделялся из террора белого. Так что большевики победили вовсе не благодаря «силовым акциям». Таким образом, причинами поражения белого движения стали: отсутствие единоначалия в формированиях «белого» движения; плохая  его организация; несовершенная идеология.

 Давайте несколько подробнее остановимся на каждом из этих пунктов, за каждым из которых скрывается целый комплекс тяжелых проблем. Каждый из них мог подкосить белое движение. Причины поражения же кроются в том, что они действовали одновременно. Однажды лебедь, рак и щука… Вообще, изначально красным действовать все же было намного проще. Они привыкли играть в ситуации, когда кругом – агенты охранки, когда каждый может предать, но при этом подчиняться нужно единому «командному центру». В Гражданскую им пришлось заниматься ровно тем же самым, но в этих условиях большевики сами могли устанавливать требуемые правила игры. Им приходилось лавировать, но делать это было намного проще. А вот белые могли работать в столь напряженных условиях намного хуже, да и точек зрения на происходящее у них было в несколько раз больше. На пике войны против более-менее единого лагеря красных сражался фактически не один десяток белых, причем многие из их формирований вели откровенно противоположную политику. Адекватности происходящему все это не добавляло ни в малейшей степени. Вообще, весь этот бардак и «неповторимость» лишили шансов на победу белое движение. Причины поражения кроются в неумении договариваться и вовремя устранять откровенно опасных людей. Так, например, ситуация с Антантой. В свое время большевики были откровенно слабы, немощны и разобщены, о чем с горечью писал еще Владимир Ульянов. Казалось бы, затребуй у своих союзников оружия и снарядов, воспользовавшись тем, что все эти заказы уже были оплачены царизмом, да и реши проблему раз и навсегда… Брошены и забыты Но те же снаряды решили просить у немцев. Последние, проиграв Первую мировую войну, тихо исчезли со сцены, а «союзники» из Антанты, возмущенные поведением белых, не спешили оказывать им действенную помощь.

В 1919 году они предпочитали вводить войска интервентов. Для чего? А что могло им дать белое движение? Разграбить богатства России им было проще единолично, а весь этот «цвет офицерства» им оказался (до поры до времени) не нужен. Когда же красные окончательно сформировались и смогли вести эффективные наступательные действия, интервенты срочно засобирались домой, так как воевать им совершенно не хотелось, а белые к тому времени окончательно разобщились, их моральный дух оказался низок, а цели – призрачны, как миражи в пустыне. Помните, кстати, о том, что одной из причин поражения белого движения стало, каким бы странным это ни казалось, полное отсутствие идеологии. Проблем много, а решений нет…

В тылах белых сидели десятки обнаглевших лимитрофов, проблемы с которыми смогли решить только красные. Более того, у каждого мало-мальски способного командира белых в тылах мог свободно хозяйничать какой-нибудь «атаман», грабя и убивая население, но дальше «предупреждений и выговоров» борьба с этой «вольницей» не заходила. О каком единоначалии может идти речь, если прославленное офицерство оказалось совершенно неспособным к базовым организаторским действиям? Кроме того, белые совершенно сознательно подставляли друг друга из сиюминутных интересов, никогда не могли договориться хотя бы об одновременном начале наступления, постоянно заключали сепаратные соглашения с любыми местными «царьками». При этом военной стороне их нужно отдать должное: в большинстве случаев бывшие царские офицеры оказывались более гибкими и лучше подкованными в тактике. Но со временем из среды красных выросло много толковых командиров, к ним же ушли бывшие самодержавные специалисты. Армия же «монархистов» все больше напоминала одну большую банду с прогнозируемо низкой эффективностью в боях против линейных соединений. Какие еще существуют причины поражения белого движения в гражданской войне?

Организаторский беспредел. Что же касается организации тыла, то с ней все было еще страшнее (хотя, куда уж хуже).

Один только Деникин заполучил-таки от союзников в 1919 году 74 танка, не менее 148 аэропланов, несколько сотен автомобилей, несколько десятков тракторов, около полутысячи артиллерийских орудий, включая тяжелые образцы, несколько тысяч винтовок и пулеметов, миллионы патронов к ним…. Да о таком богатстве даже царская армия, замерзающая в окопах Первой мировой, могла только мечтать! Так в чем же заключаются причины поражения белого движения, когда накопленной массой техники можно было порвать фронт в любом месте? Куда все пропало?

Львиная доля всего добра или разворовывалась и продаваласьвсе тем же красным, или же мертвым грузом оседала где-то на далеких складах, причем древние винтовки порой находили даже в середине 40-х годов уже советские военные во время ревизий. Так что причины поражения белого движения – банальное воровство, разгильдяйство и шкурничество. Новейшие гаубицы необразованные расчеты умудрились «убить» всего за пару недель. Впоследствии советские командиры вспоминали, что у белых на одно орудие за весь день уходило не более 20 снарядов по причине полнейшей «расхлябанности» материальной части.

Неумелое распределение ресурсов. В тылу, у белых, был сплошной «хруст французской булки»: огромные деньги проматывались на меха и драгоценности любовниц, по вечерам устраивались балы и банкеты. И это в то время, когда войска терпят отчаянные поражения от красных? Более того, сегодня нередко можно прочесть в романах о «высокообразованном белом офицере» и про «оборванных красных». Быть может, в какой-то период так оно и было… Вот только полковник Катомин, перебежавший к «белякам», с горечью отмечал обилие пьяных офицеров и солдат. «У красных такое невозможно… Любого упившегося офицера тут же расстреляют, моральный дух у ваших противников чрезвычайно высок», — вот что говорил он своим новым коллегам. За что его чуть не побили прямо во время выступления. Вот они, причины поражения белого движения. Кратко говоря, это разброд и полная безнаказанность. И это не говоря уж о частях «неопознанной принадлежности», что чувствовали себя в монархических тылах очень вольготно.

Бандиты и дезертиры, «отпавшие» от своих части интервентов и просто банды зеленых – справиться с ними оказалось некому, да и браться за это никто не хотел. В результате тылы разлагались, на фронтах также царил полный беспорядок.

Никто и ни за что не отвечал, так что причины поражения белого движения в гражданской войне становятся вполне очевидными… Следует особо отметить также условия оказания медицинской помощи. Точной статистики о масштабах медицинских потерь отсутствуют, но известно, что у белых медпомощь раненым оказывалась… худшего качества. В мемуарах и архивных документах неоднократно встречаются упоминания о массовых эпидемиях тифа, полном отсутствии нормальных медиков в войсках, о неумении организовать более-менее нормальный госпиталь даже в глубоком тылу.

Еще один немаловажный фактор, обеспечивший большевикам победумонолитность их армий. Белые силы были сильно рассеяны по территории России, что приводило к невозможности грамотного командования войсками.

Идеология. Принято считать, что монархисты «со слезами на глазах» вспоминали «Россию, которую мы потеряли» и всячески старались возродить монархию. Вот только это не так. Да, были среди белых убежденные монархисты, но таковых история помнит немного. Во многом причины победы красных и поражения белого движения кроются в разброде и шатании даже в идейной сфере. «Беляки» не могли договориться даже друг с другом о планах послевоенного обустройства страны, а уж «унижаться» и что-то объяснять своему «электорату» и вовсе не желал никто. И в это в то время, когда красные создали целый институт комиссаров, эффективно насаждая свою идеологию. «Сказал – сделай!» Причем не стоит считать красных простыми болтунами: уж если они ставили цель, то своего добивались. Делали они это, показывая практическую эффективность своей политики. Монархисты же повторили ошибку «балабола» Керенского с его Временным правительством: (невыполнимые обещания, размытость идеологии, отсутствие гарантий для «электората» — подчеркните причины поражения белого движения, которые вам больше по вкусу, сами. Пока Ленин выступал со своим гениальным в простоте декретом, в котором обещал хлеб рабочим, а землю крестьянам, бывшие царские офицеры и чиновники соревновались в остроумии, обсуждая очередной проект будущего законодательства. 

Слабая идеологическая база Белого движения. Красные (большевики) обладали мощной идеей, которая смогла объединить подавляющее большинство населения России – рабочих и крестьян. Белые же не обладали такой идеей, нелепо считать, что они были монархистами, которые бились за «единую и неделимую Россию», на основе принципов «самодержавия, православия и народности». Противниками большевиков были самые различные партии, движения, группировки: от социалистов – эсеров и меньшевиков и «центристов» — конституционных демократов (кадетов), октябристов до националистов и монархистов. Причём, те же монархисты не были едины, выступая за разных кандидатов на престол, и с ними боролись социалисты, либералы, стараясь не допустить их усиления.

Исходя из слабости идеологической платформы, можно выделить другую причину – белые не смогли выдвинуть популярную для большинства населения общую программу действий и начать её выполнять. Большевики тут их полностью переиграли с их лозунгами «земля крестьянам», «фабрики рабочим», «самоопределение наций вплоть до отделения и образования суверенных государств» и т. д. Белые правительства настроили против себя крестьянство, пытаясь решить земельный вопрос в пользу помещиков, оттолкнули националистов лозунгом «единой и неделимой России». Попытками реставрации старых порядков они вызвали раздражение большинства населения.

Большевики чётко уловили настроения крестьянства и с VIII съезда в марте 1919 года изменили свою крестьянскую политику. Они перешли от политики «нейтрализации» крестьянина-середняка к поиску союза с ним.

В итоге красные смогли развернуть многочисленную, крестьянскую в своей основе армию. К примеру: в марте-апреле 1919 года, на пике успехов армии Александра Колчака, у него было примерно 130 тыс. человек, в это же время у Антона Деникина была 60-тыс. армия, у Николая Юденича около 10 тыс. штыков и сабель, у Владимира Марушевского (формировал Северную армию) около 15 тыс., а численность Красной армии в этот период возросла почти до 1,5 млн. бойцов. 

В сентябре-октябре 1919 года, во время наивысших успехов Деникина, у него было 150 тыс. человек, у Колчака оставалось до 50 тыс., у Юденича 15—20 тыс., у Миллера до 20 тыс., у Владимира Толстова 20 тысяч (командующий отдельной Уральской армией). А численность Красной армии к этому времени выросла до 3,5 млн. штыков и сабель.

При всей многочисленности Красной Армии в ней смогли поддерживать более высокий уровень дисциплины. В Белой армии дезертирство рядового состава из крестьян и рабочих приняло куда более серьёзные масштабы, чем в Красной армии. Тыл белых погряз в пьянстве, коррупции, мародерстве.

Большевики смогли привлечь в строительство Красной армии значительную часть офицерского корпуса царской России, т. н. военспецов. Качество красных частей постоянно росло.

Красные смогли организовать в тылу Белого движения целую сеть подпольных большевистских комитетов, началось массовое партизанское движение. Это резко ослабило боеспособность белых армий, которым приходилось прикладывать большие усилия для борьбы с крестьянским движением.

N.B. Ряд историков даже считают, что именно крестьянское движение стало главной причиной поражения белых. Большевики, в отличие от белых, смогли обеспечить более прочный тыл, причём достигалось это не только за счёт репрессивных мер (белые тоже не стеснялись их применять), но и благодаря определённому компромиссу с крестьянством.
 Большевистское правительство не стеснялось проводить резкие и жестокие реформы. Парадоксально, но именно такая жесткость и была важна в военное время: люди не верили сомневающимся и оттягивающим решение политикам. Большой ошибкой белого командования была задержка земельной реформы – ее проект предполагал расширение хозяйств за счет земель помещиков. Однако был выпущен закон, до Учредительного Собрания запрещающий захват земель и сохраняющий их во владении дворян. Конечно, крестьянское население, 80% населения России, восприняли это распоряжение как личное оскорбление.
Ещё одна причина поражения белых – это выгодное положение территорий большевиков относительно белых фронтов. Они имели в своем расположении области с самой высокой концентрацией населения и развитой промышленностью, включая два мегаполиса – Москву и Петроград. Большевики могли проводить более массовые мобилизации, причём имея на этой территории немало идейных сторонников из рабочего класса. К тому же это облегчало возможности манёвра армиями – разгромив или ослабив одного противника, можно было перебросить ударные силы на другой фронт.

Интервенция Западных стран привела к тому, что вокруг большевиков стали объединяться патриоты, государственники. Они увидели в них силу, которая сможет сохранить Россию.

Надо отметить и тот факт, что западные державы поддерживали Белое движение не в полную силу. Их целью был развал России, делёж её на сферы влияния и максимальное обескровливание русского народа в братоубийственной Гражданской войне. Им не нужна была «единая и неделимая Россия». Поэтомупомогая белым одной рукой, представители Запада другой рукой мешали им и поддерживали красных – к примеру Троцкого.

Рубрики: Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *