В этой статье содержится список тех причин и факторов, из-за которых Российская Империя оказалась в состоянии медленно нарастающего кризиса в XIX веке и острого кризиса в начале XX века, в результате чего прекратила своё существование после революции 1917 года.

Исторический контекст

К началу XX века Российская Империя достигла выдающихся успехов во всех сферах человеческой деятельности и была одной из самых передовых стран в мире. Россия делила с Францией 4-5 место в мире по величине экономики и объёму промышленного производства, при этом Соединённые Штаты, Великобритания и Германия заметно обошли Россию по данным показателям. Однако были основания считать, что при мирном и стабильном развитии в течение двух-трёх десятков лет Россия выйдет на первое место в Европе и будет соперничать с США за первое место в мире. Об этом говорили и более высокие темпы роста российской экономики, и сделанные к тому моменту огромные вложения в инфраструктуру (к 1916 г. был достроен Транссиб) и в образование (Россия вышла на первое место в Европе по числу студентов инженерных ВУЗов).

Собственно, в середине XX века Советский Союз как раз и сумел достичь второй позиции в мире и вступил в соперничество с США, однако это произошло в ходе целой череды катастроф, таких как Первая мировая война, революция 1917 года, Гражданская война, 3 крупных голода с миллионными жертвами, массовая эмиграция прежней элиты, массовые политические репрессии, Великая Отечественная война. Демографические потери в результате этих событий оцениваются по меньшей мере в 40-50 млн человек.[1]

Вопрос о том, почему страна пошла по столь трагическому пути и был ли возможен более мирный сценарий, является одним из наиболее спорных в российской историографии и публицистике. Часто предпринимаются попытки возложить вину за произошедшее исключительно на Николая II (последнего российского императора), либо на свергнувших его в феврале 1917 г. либеральных революционеров, либо на пришедших к власти в октябре 1917 г. большевиков. Действительно, роль конкретных личностей, оказавшихся на политической арене в 1917 году была весьма велика. Однако не следует забывать, что они были вынуждены действовать в обстановке, которая складывалась в течение десятков лет до этого, и эта обстановка, несмотря на все успехи Российской Империи, была полна серьёзных проблем и противоречий. Без этих проблем революционная ситуация не сложилась бы, и революция с последующим развалом Российской Империи не смогли бы произойти.

Причины кризиса Российской Империи

Отставание от стран-лидеров по темпам индустриализации из-за размеров страны

В 1820-х — 1830-х гг. в Западной Европе и США началось бурное развитие железных дорог, ставших локомотивом нового мощного витка индустриализации — железнодорожные магистрали не только помогли в разы и на порядки увеличить перевозки грузов по суше, но и стали главным потребителем продукции металлургии и машиностроения тех времён. Именно с этого момента Российская Империя, в XVIII в. бывшая крупнейшим производителем чугуна в мире и главной европейской промышленной державой, начала существенно отставать от стран Запада — Британии, США, Франции, Германии. Железнодорожную сеть, тяжёлую промышленность и машиностроение просто невозможно было развивать в России теми же темпами, что и на Западе, по следующим причинам:

Типичные расстояния в огромной России на порядок выше, чем в любой другой европейской стране и в разы выше, чем в США, поэтому затраты на строительство железных дорог в России были значительно выше из-за их огромной протяжённости. К примеру, Санкт-Петербурго-Московская железная дорога, построенная в 1843—1851 гг., была самой длинной в Европе двухпутной магистралью на момент открытия, между тем она всего лишь связывала два крупнейших города страны и не покрывала даже 1/10 её протяжённости с запада восток. Хотя строительство железных дорог в России началось очень рано (открытая в 1834 г. Царскосельская железная дорога была 6-й в мире), построить железнодорожную магистраль через всю страну — Транссиб удалось лишь к 1916 г., тогда как в небольшой Британии, например, это удалось сделать уже в 1840-е гг.

Крупные месторождения железа и месторождения угля располагались в России далеко друг от друга, в то время как в Британии, США, Германии и Франции они были совсем рядом, да к тому же ещё и очень близко к основным центрам расселения — источникам рабочей силы. Между тем, железо и уголь были основными ресурсами на первом этапе индустриализации — необходимость их перевозок на огромные расстояния существенно замедляла промышленное развитие России. Лишь в последние десятилетия XIX в. в России был создан первый промышленный район с полным металлургическим циклом на Донбассе, где удалось объединить донецкий уголь и соседнюю криворожскую руду.

Очень низкая плотность населения в России, в связи с чем во многих её регионах — особенно богатых ресурсами — налицо был огромный дефицит рабочей силы; вдобавок, это создавало проблемы с плотностью пассажиропотока и, соответственно, рентабельностью железных дорог на неосновных направлениях, а также затрудняло доступ товаров к потребителям, рассеянным по огромной территории.

Эти факторы со всей неизбежностью обрекли Россию на отставание от Запада и догоняющее развитие в середине XIX — начале XX в. Даже самые гениальные правители не смогли бы ничего с этим поделать. Русским царям, которые прекрасно всё понимали, оставалось лишь терпеливо строить железные дороги до тех пор, пока железнодорожная сеть не достигла такой величины, чтобы связать все основные промышленные районы и демографические центры; одновременно произошёл многократный рост населения, который позволил сформировать достаточный по величине внутренний рынок и позволил сконцентрировать трудовые ресурсы там, где они были нужны.

Поздняя отмена крепостного права и его негативные последствия

Крепостное право было отменено в России на несколько десятилетий позже, чем в странах Средней Европы, что поставило Россию в ситуацию социальной отсталости (с поправкой на то, что к 1861 г. в крепостной зависимости была лишь треть населения). Необходимость отмены крепостного права была вполне ясна уже Александру I, а первые шаги по ограничению крепостных порядков предпринял ещё Павел I в 1797 г. (Манифест о трёхдневной барщине). Тем не менее, императоры из династии Романовых опирались в своём правлении прежде всего на дворянскую аристократию, а дворяне-помещики в большинстве своём не были готовы к освобождению крестьян. Поэтому более полувека Романовы не могли полностью отменить крепостное право, ограничиваясь законами по защите прав крестьян, стимулируя отпуск крестьян на волю (указ о вольных хлебопашцах) и улучшая положение государственных (непомещичьих) крестьян (реформа государственных крестьян). Лишь после поражения в Крымской войне 1852—1855 г., когда пагубность крепостного права стала очевидна всему обществу, была произведена крестьянская реформа 1861 года. Однако к тому времени крепостное право уже успело оказать значительный негативный эффект на развитие страны, а его последствия мешали России ещё много десятилетий:

Прикрепление крестьян к земле, превратившееся постепенно в прикрепление к работе на определённого помещика, мешало свободному движению рабочей силы в стране, из-за чего в одних местах был избыток рабочих рук, а в других — нехватка. Впрочем, значение данного фактора не стоит преувеличивать, по двум причинам — во-первых, ещё в XVIII приобрела широкое распространение практика крестьянского отхода на заработки, которыми они делились с помещиками; во-вторых, помещики в XVIII — начале XIX вв. имели возможность довольно свободно перемещать крестьян, что позволяло быстрее осваивать новые территории, в том числе плодородные земли на южных окраинах страны.

Негативный эффект, который крепостное право оказало на психологию труда у крестьян и помещиков. У крепостных зачастую вырабатывалась привычка к несамостоятельности в принятии решений (все важные вещи должен был решать помещик, вплоть до разрешения на женитьбу, например), а кроме того, крестьяне вырабатывали привычку работать ровно столько, чтобы прокормить себя и помещика (больше было просто незачем, так как заработанное сверх этого могли просто отобрать либо не дали бы им как следует воспользоваться, например, инвестировать в производство или торговлю). Помещики же в такой ситуации приучались к злоупотреблениям своей властью, а также были заинтересованы в первую очередь в том, чтобы у них было больше крестьян, а не в улучшении технологического оснащения и организации хозяйства (улучшения происходили, но со скрипом и далеко не везде). Эти негативные привычки сохранялись и после отмены крепостного права.

Огромное количество дешёвой и почти бесправной рабочей силы служило препятствием для внедрения новых технологий (зачастую проще было согнать массу крестьян на работу, чем внедрять какие-то машины и автоматизацию труда).

Выкупные платежи. Крестьяне были освобождены не с землёй и не без земли, как это происходило в разных странах Европы. В России же был реализован «промежуточный» вариант, напоминающий современную ипотеку: крестьянам предоставлялась земля, за которую они были должны 49 лет платить выкупные платежи по 6 % от выкупной суммы каждый год. В результате, крестьяне в 1861 г. не превратились ни в свободную рабочую силу (арендаторов земли), ни в полноправных собственников земли. За 49 лет ежегодные 6 % превращались в 294 % от исходной выкупной суммы, то есть крестьяне в итоге сильно переплачивали государству. Разумеется, имело место серьёзное недовольство и массовые просрочки платежей. Ситуация была разрешена лишь в 1906 г., когда под давлением революции и крестьянских бунтов выкупные платежи были отменены.

— Медленный ход крестьянской реформы. Вплоть до 1880-х гг. во многих губерниях значительное число крестьян оставалось в состоянии «временнообязанных» — они получили гражданские права, но при этом продолжали работать на помещиков без заключения выкупной сделки на землю ввиду отсутствия денег.

— Чересполосица и общинное владение землёй. При переделе земли в бывших имениях крайне часто возникала так называемая чересполосица: чтобы обеспечить справедливый раздел земель разного качества (плодородных и не очень) отдельные участки земли нарезались узкими полосами, которые распределялись по крестьянским семьям. В результате крестьяне не могли сформировать какой-то единый участок земли, который они могли бы эффективно обустраивать. В довершение этого, в рамках сельской общины раз в несколько лет происходил очередной передел земли в зависимости от числа едоков в семье, поэтому участки оставались без постоянного хозяина, что также плохо сказывалось на продуктивности. Община помогала детям и старикам, оставшимся без кормильцев, но при этом во многом общинная «соцподдержка» продолжала дестимулировать труд сверх минимума, необходимого, чтобы прокормиться.

Рост социального неравенства и рабочий вопрос

— Высокое социальное неравенство. В результате реформ Александра II все жители Империи получили равные гражданские права, но при этом сохранялось огромное неравенство в доходах и социальных возможностях (в уровне образования, доступе к медицине и т. д.). На фоне развития капитализма и промышленного роста во второй половине XIX — начале XX вв. уровень неравенства усиливался: в значительной части сельской глубинки продолжали вести примитивное натуральное хозяйство и постепенно беднели на фоне роста населения, тогда как в городах и более плодородных областях жители богатели за счёт создания промышленных производств и передовых хозяйств. Серьёзное социальное расслоение в этот период сложилось в деревне, где образовался обширный слой зажиточных крестьян, составляющий около 1/5 всего крестьянства, и ещё больший слой сельской бедноты (безлошадных крестьян, не могущих самостоятельно вести своё хозяйство) — около 1/3 от всех крестьян. Не менее серьёзное расслоение было и в городе, где сравнительная бедность резко растущего рабочего населения (за исключением прослойки квалифицированных рабочих) резко контрастировала с бытом более богатого дворянства и купечества.

— Континентальный характер империи способствовал усилению внутреннего напряжения. Россия образца XIX — начала XX века была передовой и быстро развивающейся страной, однако она существенно отличалась от других европейских империй — Британской и Французской, которые имели богатое высокоразвитое территориальное ядро и огромные бедные заморские колонии, отстающие в развитии. У России ядром империи были большие города (Петербург, Москва, Киев, Рига, Одесса, Казань и т. д.), в которых существовала передовая промышленность и наука, университеты и театры — в общем, все признаки развитой цивилизации. Колоний у России не было, но их роль во многом функционально играли окраины Империи и её сельская глубинка (с той разницей, что Россия всё же их развивала). Таким образом, если богатство и нищета в европейских империях были разделены морями, то в России они были совсем рядом, что сильно увеличивало социальную напряжённость в стране. Несколько другая ситуация была в компактной Германии, пользующейся выгодным местоположением в центре Европы, а также в США — аккумуляторе энергичных европейских переселенцев, почти полностью вытеснивших коренное население. В этих странах социальные противоречия также были очень сильны, но если в Германии на фоне Первой мировой войны они тоже окончились революцией, а впоследствии увенчались приходом нацистов к власти, то в США благодаря их успешному выступлению в Первой и Второй мировых войнах и обретению мирового лидерства социальные противоречия удалось сгладить. На этом фоне революцию в Российской Империи можно считать трагедией, но никак не признаком общей цивилизационной отсталости, а скорее наоборот.

— Рабочий вопрос. Быстрый промышленный рост и увеличение численности рабочих, составлявших всё более и более значительную часть городского населения, поставили на повестку дня такие вопросы, как улучшение условий быта рабочих, повышение зарплат и сокращение длительности рабочего дня, который до конца XIX в. был законодательно не ограничен, и лишь после массовых забастовок в 1897 г. была установлена планка в 11,5 часов, а в 1904 г. — в 10,5 часов.[3] Рабочие организовывались в профсоюзы и постепенно добивались всё лучших для себя условий, росла численность квалифицированных рабочих, получавших достойные зарплаты — однако с общим ростом промышленности росло также число бедных рабочих, получавших гроши и ютившихся целыми семьями в маленьких комнатках или отдельных съёмных углах. Промышленники отнюдь не торопились повышать зарплаты — не только в погоне за прибылью, но и из-за того, что дешёвая рабочая сила была одним из главных конкурентных преимуществ России, и лишение этого преимущества привело бы к снижениею конкурентоспособности российских товаров и снижению объёмов иностранных инвестиций. Всё это вызывало многочисленные стачки и забастовки, создавало негативное отношение к промышленникам и государственной власти среди рабочих.

Демографический взрыв и аграрное перенаселение

Аграрное перенаселение (крестьянский вопрос). В результате роста населения более чем в 3 раза в период с 1815 по 1914 гг. в центральных областях Европейской России (включая Украину и Белоруссию) возникло серьёзное аграрное перенаселение — сельскохозяйственной земли просто перестало хватать на всех крестьян. Свободных земель в коренной России практически не осталось, и при переделах земли в общине или при разделе отцовского наследства крестьяне получали всё меньшие и меньшие наделы. Чтобы выживать, крестьянам приходилось резко интенсифицировать труд, заниматься ремеслом и торговлей, уходить на заработки, переселяться в город либо на окраины (в Сибирь, на Кавказ и в Среднюю Азию). В ином случае крестьяне беднели. Решение проблемы они, как правило видели в разделе помещичьей земли между крестьянами, однако к 1917 г. помещикам принадлежало уже только 20 % земли, [4] и передача её крестьянам, произошедшая после революции могла лишь немного облегчить положение, но отнюдь не решить проблему (фактически, раздел между крестьянами земель помещиков скорее ухудшил продовольственное положение, так как значительная доля товарного зерна производилась именно в крупных помещичьих хозяйствах). Правильным выходом было переселение большей части крестьян в города, а меньшей части — на неосвоенные земли на далёких окраинах, а также создание современного эффективного сельского хозяйства. Реформу в этом направлении начал Пётр Столыпин, но не успел довести её до конца.

Молодость и буйность населения. Из-за высокой рождаемости на протяжении нескольких поколений сложилась ситуация, при которой большинство населения составляли дети и молодёжь. Высокая доля молодёжи в населении является фактором социальной нестабильности, особенно в условиях, когда молодые люди серьёзно ограничены в возможностях самореализации. И хотя экономика Российской Империи быстро росла и усложнялась, улучшалась система образования, всё лучше работали социальные лифты, но за огромным ростом численности молодёжи социально-экономические улучшения попросту не успевали. В результате, очень многие молодые люди, не имеющие жизненного опыта и склонные к простым решениям, уходили в поддержку различных революционных или национально-сепаратистских движений, участвовали в бунтах, а также пополняли ряды преступных сообществ.

Рубрики: Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *