О современной алхимии — со слов Бориса Большакова, академика РАЕН, профессора Университета природы, общества и человека «Дубна»; Фангиля Гареева, доктора физико-математических наук, теоретика Объединенного института ялерных исследований, и Владимира Кривицкого, доцента университета «Дубна» 
ПРЕВРАЩЕНИЯ ЭЛЕМЕНТОВ 
ПРЕДУСМОТРНЫ ОБЩИМ ЗАКОНОМ ПРИРОДЫОбщий закон природы записан в координатах пространства- времени, в LT-системе, на LT-языке, говорит Борис Большаков. Система Менделеева является проекцией закона, представленного в табличной форме. В современной формулировке периодический закон звучит так: свойства химических элементов не являются случайными, а зависят от электронного строения данного атома и закономерно изменяются с изменением атомного номера. 
Свойства химических элементов выражаются в терминах LT-величин — величиной массы или величиной заряда. Они имеют частотную природу. Связь между этими величинами тоже имеет частотную природу. Это дает основание рассматривать элементы-атомы как движущиеся тела, как процессы, протекающие во времени-пространстве, то есть в LT- системе. Поэтому периодический закон естественно выражается на LT- языке, а каждому элементу соответствует определенная — LT величина. Каждая такая величина, то есть каждый элемент занимает свою клетку в бесконечной пространственно-временной матрице, в которой возможен переход из клетки в клетку. Иными словами, одна величина может переходить в другую с помощью тензоров Г. Крона. С переходом изменяется качество и количество, то есть один химический элемент превращается в другой. Таким образом, заключает Борис Большаков, на трансмутацию элементов не существует никаких теоретических запретов. 
МИР ПОЛНИТСЯ НЕПРЕРЫВНЫМИ ПРЕВРАЩЕНИЯМИ, 
ЗА КОТОРЫЕ ОТВЕТСТВЕН РЕЗОНАНСВсякое новое — это хорошо забытое старое, напоминает нам Фангиль Гареев. Исследования по трансмутации имеют давнюю историю. Ей активно занимались в 1924-1927 годах. Ставили, например, такой опыт: тщательно очищенный жидкий свинец подвергали действию высоковольтных и сильноточных электрических разрядов в течение нескольких часов и получали ртуть. В те годы никому и в голову не приходило объявить трансмутацию лженаукой и ересью. Это сделали после 27-го года, когда результаты экспериментов стали подрывать господствующие положения ядерной физики, так называемую центральную догму, в которую к тому времени превратилась квантовая механика. Хотя открытие радиоактивности доказало, что мир полнится непрерывными превращениями, к исследованиям вернулись только в 70-х годах прошлого века. После открытия Мессбауэром эффекта, получившего имя открывателя, стала медленно осознаваться универсальность законов природы, что проявляется, например в распространении законов механики на объекты микромира. 
Энергия, потребляемая в процессе трансмутации, связана с частотой через постоянную Планка, продолжает Гареев. Эта частота подчиняется тем же законам сохранения, что и энергия, она тоже аддитивна, то есть частота системы получается путем сложения частот подсистем. При этом каждая подсистема выступает и как «хозяин», и как «раб» общей системы. Это означает, что в самосогласованной системе подсистемы равноправны, но подчиняются общему ритму, в противном случае нарушается резонанс и система разваливается.Так, наше тело состоит из триллионов клеток и гигантского числа атомов, и все они как резонаторы функционируют согласованно. Стоит выпасть из этого ансамбля какой-то группе клеток, какому-то органу, и вчера еще здоровый человек погибает. Образование новых или развал существующих систем случается только тогда, когда что-то или приходит в самосогласованный режим, или из него выходит. Отсюда вытекает принцип резонансной синхронизации или принцип гармонии.Кто вводит сей принцип, задает частоту резонанса, гармонический ритм? Какой-то мировой дирижер, говорит Гареев. 
Резонанс ответствен и за стабильность, и за разрушение. Представьте себе струну, предлагает Гареев. Дерните за нее, и по ней побежит волна, имеющая узлы и пучности. Теперь приложите силу в узле. Зазвучит струна? Нет, какой бы внушительной ни была сила. Чтобы струна зазвучала, надо приложить силу в пучности. Та же самая картина наблюдается при трансмутации химических элементов. Прикладываемый к исходной комбинации веществ электромагнитный импульс должен быть выверен и по частоте, и по месту. Он должен быть в резонансе с системой — исходным элементом. Именно резонанс и развалит систему. Трансмутация идет на частоте, заданной космическим дирижером, то есть идет по космическому закону. И идет постоянно. Например, изотопы фосфора фосфор-32 и фосфор-33 живут только несколько часов, поэтому, казалось бы, обнаружить их в природе невозможно. Однако эти изотопы находят в дождевой воде в измеряемых количествах. Откуда же они берутся? Образуются в процессе трансмутации во время грозы. 
По словам Фангиля Гареева, у него никогда не было сомнений в возможности холодной трансмутации и холодного синтеза ядер. Эти процессы не нарушают никаких принципов квантовой механики и ядерной физики. Поэтому эксперименты по трансмутации набирают силу и направление активно развивается. Буквально за год появилось несколько квалифицированных групп исследователей. Лет через пять они должны получить серьезные результаты. Поэтому по направлению наносятся упреждающие удары. По мнению Гареева, третирование работ идет, в основном, от традиционной энергетики и оплачивается нефтяными и газовыми магнатами. Не дремлют и ученые-ортодоксы, объявляющие трансмутацию лженаукой. Может быть, лженаукой скорее следует считать работы по управляемой термоядерной реакции? Начиная с 50-х годов на них, по разным оценкам, во всем мире потрачено от 30 до 100 миллиардов долларов. Еще столько же нужно вложить, чтобы получить результат к 2040 году. А холодный синтез по сравнению с горячим просто ничего не стоит. Установку можно построить за десятки тысяч долларов. Сотня тысяч, миллион — уже с избытком. Кривицкий построил свой агрегат всего за 15 тысяч. 
ИСКУССТВЕННЫЕ ПРЕВРАЩЕНИЯ 
СЛЕДУЮТ АЛХИМИЧЕСКИМ МОДЕЛЯМ ЖИЗНИПроблема трансмутации лежит на стыке физики, геохимии, петрологии, минералогии, полагает Владимир Кривицкий.Это — первое. Второе: следует говорить не о сложном строении атома и его месте в структуре и симметрии вещества, а о сложном его поведении и состоянии, рассматривая атом химического элемента как процесс. Перейти от «атома-кирпичика» к «атому-процессу» позволяет универсальный резонансный принцип Гюйгенса — принцип синхронизации и самоорганизации вещества макросистем. Из него следует, что элементарные частицы, атомные ядра, атомы в кристаллах и органических соединениях имеют квазикристаллические гомологические конструкции, основанные на одних и тех же фундаментальных физических законах, а соответствующие частоты, скорости, импульсы и энергии движения в них квантованы, соизмеримы и, следовательно, синхронизированы. Этот принцип положен в основу выдвинутой Кривицким концепции ядерной диссоциации химических элементов. 
Из глубин Земли, согласно этой концепции, поднимаются не готовые элементы — те, что находятся в земной коре, а протовещество, протоядра, которые существуют на больших глубинах в жестких термодинамических условиях. В недрах планеты химическое вещество теряет свою периодичность, элементы уже не подчиняются закону Менделеева, а собственно глубинное вещество представлено в виде голых ядер и свободных электронов, обладающих весьма высокой частотой собственных колебаний и высокой частотой вращения вокруг собственной оси. Эти динамические системы и есть протоядра. Их гипотетическая масса — около 900 единиц. Поднимаясь по флюидо-динамическим системам, они диссоциируют, распадаются на составные части, подчиняясь принципу резонансной синхронизации. В результате диссоциации образуются химические элементы, а из них — минералы земной коры. 
Этот распад и есть не что иное, как холодная трансмутация. Она идет в пропорции «золотого сечения». В таком отношении находятся разделившиеся массы, что, по утверждению Кривицкого, доказывается и эмпирически — геологическими данными, и экспериментально. Если воздействовать на свинец импульсным током в сильном магнитном поле, он будет делиться на сурьму и рубидий, а эти последние — на медь, калий, натрий, кислород и серу.

Тройки элементов — исходного и двух производных — дают «золотое сечение». Каждый из двух производных элементов делится в той же пропорции. Что получается? Так называемая «канторова пыль», говорит Кривицкий. Ее-то, оказываются, в принципе и представляют собой химические элементы. Наша атмосфера, гидросфера, литосфера, биосфера образована «канторовой пылью» рассыпавшихся протоядер. Но это — с математической точки зрения. Физически это «пыль» первовещества, заложенного в ядра планет Солнечной системы. 
Процесс диссоциации или трансмутации в природе начинает развиваться только тогда, когда наличествуют определенные природные условия — геотектонические, физико-химические и другие. Для искусственной трансмутации надо создать физико-химические условия искусственно. Нарисовав теоретическую картину, можно приступать к эксперименту. Первый эксперимент Владимир Кривицкий поставил еще в начале 90-х годов, смоделировав в лабораторных условиях процесс диссоциации. В недрах Земли на магму воздействуют сильные, до 1 миллиона ампер, электрические токи и магнитные поля. Рассчитав потребные ток, величину магнитного поля и мощность импульса, проще говоря, определив необходимое воздействие, можно приступать к опытам по практической трансмутации. 
Опыты Кривицкого показали, что она идет и обладает следующими особенностями. Во-первых, это процесс «коллективный» — в расплаве используется несколько элементов. Они дают «мощные превращения». Выход новых элементов составляет 25-30 процентов, доля исходных падает до 80 процентов, они распадаются и дают целую группу новых по образцу «канторовой пыли».

Чем не старая добрая алхимия? Она же — современная ядерная физика, то есть, «офизиченная» алхимия. По предположению Кривицкого, здесь имеет место наложение двух процессов: импульсное воздействие вводит ядро атома в процесс резонансной синхронизации и сдирает с ядра электронную оболочку. Как только происходит ионизация, ядро рассыпается (это доказано и в других российских и зарубежных опытах). 
Сейчас Кривицкий готовит серию «алхимических» экспериментов на ядерно-химическом уровне. Современное знание — это точное знание, в отличие от древнего, мифологического, интуитивного. Но у древних была метафизическая философия, которой нет у современных «алхимиков». Даже Менделеев, в молодости отдавший дань философии, отошел от нее после построения периодической таблицы, что, по мнению Кривицкого, понятно: играть в «кирпичики» легче. С открытием радиоактивности наметился было поворот к «алхимии», однако испытания урановой бомбы его отменили и закрыли для понимания метафизику, хотя нужно было лишь повторить сделанное природой. 
Холодная трансмутация в природе идет постоянно. И не только в недрах планеты. Она идет в человеческом организме, синтезирующем химические элементы, что давно доказано. Так, мозгу для нормальной работы необходим стронций, и организм его постоянно производит. Каждый из полутора миллионов видов живых существ, начиная с бактерий, выполняет свою задачу по синтезу либо новых элементов, либо новых соединений, которые используются более совершенными существами. Менее сложные биологические системы поставляют материал для строительства более сложных. Человек стоит на вершине пирамиды, поэтому в его организме можно найти следы алхимических превращений, произведенных какими-нибудь микробами миллиарды лет назад. 
Так что Кривицкий «лишь повторил» процесс диссоциации-трансмутации. И что из всего этого может получиться? Т

Технологии. В технологиях трансмутации нет ничего необычного, ничего запретного, они давно используются. Вспомните, например, знаменитую травопольную систему академика Вильямса, долго применявшуюся в сельском хозяйстве, а потом осмеянную и изгнанную, говорит Кривицкий. Согласно ей, на полях периодически высевали траву: в первый год — злаковую, скажем, тимофеевку, во второй — клубеньковую, допустим, клевер. Злаки обогащали почву фосфором, клубеньковые — азотом. То есть, первые синтезировали фосфор, а вторые — азот. Растения — это, по сути, настоящие алхимические реакторы. Травопольная система была, по сути, технологией, следующей природным образцам, то есть, естественной, а потому — эффективной. 
Такие вот естественные и эффективные технологии и разрабатывает Владимир Кривицкий. Во-первых, получения уникальных (редкоземельных) элементов и их изотопов, которые требуются, например, в медицине, электронике, без переработки тысяч тонн породы, что делает добычу очень дорогой, экологические последствия — плачевными. Во-вторых, технологии извлечения химических элементов из горных пород. Импульсно воздействуя на сгусток шламов в магнитном поле, можно трансмутировать оставшиеся в них элементы и легко извлечь получившиеся вещества. Это весьма актуально для полиметаллических металлургических комбинатов, в отвалах которых содержится огромное количество полезных компонентов. 
Представьте себе экологически чистую металлургию, говорит ученый, металлургию без карьеров, не калечащую землю, не отравляющую реки, представьте, что из той же руды на плавильных заводах получают не два элемента, как сейчас, а четыре, шесть, восемь!.. Это же настоящий прорыв, меняющий всю энергетику, всю экологию, больше того, всю психологию человечества. Пока оно действует подобно первобытному дикарю, срубавшему пальму ради одного ореха, при том, что все прочие живые существа природу не покоряют, они живут с ней в гармонии, довольствуясь тем, что дается, а если этого мало, то синтезируя для себя вещества. Человек должен повторить алхимические способности жизни в своих технологиях. Во-первых, в технологиях получения более ценных, более нужных чистых элементов и их изотопов из готовых элементов. Во-вторых, технологиях перевода элементов в более доступную форму и получения из них новых легкоизвлекаемых элементов. Вот в чем смысл готовящегося прорыва. По убеждению Кривицкого, он вполне возможен. Проблема грандиозна, но нам она по силам.  По материалам — http://yaroslav2008.ucoz.ru/news/2008-03-19-130

Рубрики: Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *