А знаете ли вы, что общего в геополитических чертах Запорожской Сечи и Трансильвании? В додракуловские времена территория между Дунаем и предгорьями Карпат представляла собой море вековых дубовых и грабовых лесов. За ними начиналось плоскогорье с удивительно плодородными почвами. Со всех окрестностей стекался в эти благодатные, со всех сторон защищенные лесами и горными цепями края свободолюбивый народ. Венгры окрестили эту местность, населенную вольнодумцами, Трансильванией — «Страной по ту сторону лесов». Другое название этого некогда свободолюбивого края, данное саксонцами, — Семиградье. Не удивительно, что «по ту сторону лесов» оказались хранители древних знаний, официально преследуемых в других странах. Мирные землепашцы Трансильвании время от времени собирались в народное ополчение, защищавшее свои жилища от жадных рук то католических, то османских захватчиков. Так возникла «боевая» магия трансильванцев. В то время как у днепровских порогов развивалось характерничество, потрясшее мир удивительным сочетанием практического воинского искусства и сакральной мудрости.

Своими корнями феномен характерников уходит во времена крещения Руси. Распространение внедрения новой религии, конечно же, произошло не сразу. Коренные ведические верования отчасти сохранялись за счет перевоплощения прежних светлых богов в святых, а темных — в демонов. Славянских волхвов обвинили в чернокнижии, ведьмовстве и даже — в богохульстве. И, разумеется, они подвергались и гонениям, и наказаниям.

Но несмотря ни на что, жрецы древней веры, приложив максимум усилий и рискуя своими жизнями, все же хранили древние и мудрые заветы предков. Как известно, Запорожская Сечь возникла в результате стечения разного люда, ищущего свободу действий и мысли. Так нашли себе приют сильные и высокообразованные потомки волхвов на степных берегах Днепра.

Современники казаков удивлялись их искренней набожности, граничащей с менее искренним богохульством в глазах убежденных христиан. Они с равным рвением поминали святых и чертей. И в борьбе своей против тех, кто покушался на их независимость, применяли всякое доступное им оружие, в том числе и тайные знания.

Некоторые из их искусств сегодня ученые-скептики объясняют владением гипнозом. Много сведений сохранилось о том, как казаки, например, «отводили глаза». Так, характерники, любящие погулять на широкую ногу, частенько не расплачивались с хозяевами шинков: давали вместо денег лист дерева, да еще и сдачу получали от зачарованного трактирщика. Но к таким штукам прибегали воины-мистики скорее потехи ради, а вот в боевых условиях использовали все свои чары. 

Один из удивительнейших приемов, часто используемый сечевиками, — укрытие от вражеских глаз военного отряда. Во многом благодаря этому умению так храбро шли казаческие войска навстречу значительно превосходящим по численности вражеским войскам (как, например, в молдавско-турецкой войне). Предвидя неравный бой, характерники могли «спрятать» свой отряд от врагов с помощью «отведения глаз». Они спешивались, становились в круг, обвязывали своим коням морды, чтобы те случайно не заржали, а затем втыкали вокруг себя копья. Получалась эдакая импровизированная изгородь. Ну а «загипнотизированные» враги непонятным образом видели перед собой всего лишь рощицу, мимо которой мирно проезжали себе восвояси.

Среди других умений характерников, доставшихся им от Славянской Веды, была часто упоминаемая в старинных летописях способность превращаться в диких зверей! Таким образом, наши предки могли преодолевать большие расстояния в форме, например, птиц, могли прятать клады, используя принцип «переверта». Не так ли перемещали казаки свои знаменитые военные суда — «чайки» — с рек Украины в Черное море над перешейками суши? Турецкие источники сообщали, что перемещения флотов «чаек» происходили мгновенно, и выдвигали предположения, что «чайки» могли перемещаться по воздуху.

Особенно много упоминаний оборотничества относится ко временам казацкого кошевого Ивана Сирко. О самом Сирко писали следующего: «Кошевой Сирко был превеликий колдун. Недаром его турки прозвали шайтаном… После смерти Сирка запорожцев, говорят, долго боялись ляхи и басурманы. Бьются, было, казаки и правую руку покойного Сирка вперед войска везут: где рука — там и удача. Говорят, у Сирка на кресте была надпись: «Кто будет семь лет перед Пасхой выносить по три заполы земли на мою могилу, тот будет иметь такую силу, как я, и будет знать столько, сколько и я». Михайло Нелипа рассказывал, что как носил землю перед Пасхой, то ему в первый раз показалось, что будто гудит что-то; во второй — что собралось столько войска запорожского, что аж земля отогнет, в третий — что барабаны бьют, из пушек палят, казацкие шапки краснеют, как маки… Он испугался, бросил носить и отправился домой…».

В то время как чаще всего казаки оборачивались в орлов, главным даром Сирка было то, что он мог превращаться то ли в огромную серую собаку, то ли в гигантского вола.

Полесье — древняя земля загадочных древлян, которые, по мнению некоторых историков, являются прямыми потомками описанных Геродотом легендарных невров — народа, жившего севернее скифов, мужчины которого раз в году превращались в соответствии с древним ритуалом в волков (из книги Олега Власова).

В этом же искусстве преуспевали и трансильванцы.

Турецкий султан, армия которого вторглась в Валахию времен княжения Дракулы, неожиданно подвергся нападению хищных зверей. Исторические источники передают, что ночью на палатку султана налетели волки. Одни говорили, что это были огромные волчьи особи, другие, что — люди, переодетые в волчьи шкуры. Но большинство утверждали, что все-таки столкнулись именно с волчьей стаей, состоящей из невероятных размеров животных с человечьими повадками. В лагере начался большой переполох, в котором погибло множество воинов.

Подобные случаи часто повторялись во время похода турецкой армии против Трансильвании и Валахии. Отсюда суеверные люди сделали вывод, что Дракула и его воины владели даром оборотничества и превращались ночью в зверей. После смерти Дракулы в Германии вышло несколько книг, в которых в художественной форме описывались превращения валашского господаря в гигантского серого волка.

Итак, мы видим, что искусство превращения человека в животное или птицу было хорошо известно славянам, осевшим в разных землях.(по материалам книги «Трансильванская магия»)

Рубрики: Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *